?

Log in

No account? Create an account

Бойкот дня города

Сегодня услышал следующее: "Администрация области собместно с Русской Медной компанией являются организаторами и спонсорами дня города. Челябинцы увидят, получат, и отпразднуют, ну и  далее по списку..."

Первожу для жителей Челябинска:
- Мы, Администрация области совместно с Русской Медной компанией, будем высасывать резервы вашей области во имя обогащения кучки нуворишей.
- Мы,  Администрация области совместно с Русской Медной компанией, окончательно обрушим экологию города в угоду обогащения кучки нуворишей.
- Мы, Администрация области совместно с Русской Медной компанией, обогатившись на ресурсах и здоровье челябинцев, отправим наши семь жить на чистые и комфортные Лазурный Берег и во Флориду.

Взамен, Администрация области собместно с Русской Медной компанией, организует для жителей Челябинска лотки с беляшами, сосиками в тесте и шаурмой, а также концерт третьесортных звезд русской попсы и салют - никем доселе не виданное зрелище.

Жители Челябинска, призываю бойкотировать "праздник", организованный антинародными Администрацией Челябинской области и "Русской Медной компанией".
А что, я вот тоже решил в спортлото написать!

Мой текст на сайте http://путину.москва

Уважаемый Владимир Владимирович! Мы все понимаем, что митинговый путь не самый лучший. Однако, в Челябинске и Челябинской области оценка работы власти неудовлетворительна! Ужасная ситуация с экологией (самый грязный регион в стране), в наличии переделы бизнесов в пользу приближенных к мэру и губернатору, областной город при полном попустительстве власти превратился в клоаку с мусором на главных улицах и пыльными бурями.

Вопрос: Как граждане могут повлиять на ситуацию при том, что выборы мэра и губернатора отменены?

Там голосование за вопросы. Пост в разделе "Местная власть". Надеюсь на поддержку.

С уважением.

С Днем Победы!

Сегодня, взглянув на очередные миазмы бурления по поводу 9 Мая вдруг осознал, что эти ежегодные всплески вызваны простой истиной - война не закончена. Она идет и будет идти всегда, и не важно в какие одежды одет враг, в коричневый мундир нациста или в радужное трико пидор - либерала. В любом случае - враг силен, безжалостен и хладнокровен, он умеет ждать и готов к атаке в любой момент. Он будет проверять нас на прочность. Он будет вкладывать в головы ложь и будет стараться назвать черное белым. Тогда, в 45-м воин в красной гимнастерке раздавил нацизм, но не растоптал утробу, нацизм питающую. А значит, ничего еще не закончилось. Так будем готовы! Враг не пройдет!
С праздником Великой Победы, Товарищи!

Монгол.


Посоветовали посмотреть  фильм Монгол. Мол, эпичное полотно снял наш Бодров - старший.  С полотном познакомился. Ну что сказать. Эпично. Вернее эпична Степь. Она всегда такая, эпичная.
Утром, когда еще холодный туман стелется с реки, но солнце уже шелестит раскаляющимися  частицами воздуха в пронзительно голубом небе, обрушивается на изумрудные лезвия  травы и волнами нового дня катится к горизонту.
Днем, когда жара в глухих, словно из тепловой пушки, ударах ветра с треском приносит вдруг айсберги взбитых грозой черных туч, и разряды электричества звенят в ретрансляторе пулеметных брызг ливня и вдруг все это неистовство обрывается и пропадает и растворяется в предвечерней хрустальной прозрачности. И виден отчетливо каждый стебелек ковыли, и сквозь сито листвы редких берез уходящий в небытие день зондирует пространство в абсолютной тишине.
И позже, солнце, удалившись за отроги, отдает всю эту бесконечность во власть того, что скальпельными мурашками пробегает по внутренней стороне кожи и заставляет жаться к кострам и вползать в норы, ожидая рассвета. Такова степь. Такова она и в фильме. И это единственный удавшийся герой.

Помимо этого, фильм о молодых годах Чингизхана. О его становлении так сказать. И вот здесь, пропадает масштабность и начинается обрывочность и суета, так не свойственная Степи. Ничего в фильме не доведено до конца и не раскрыто до настоящего смысла.

Мы видим, юного Темучжина в колодках раба на молитвенном месте, и вдруг, он уже не в колодках, оковы пали так сказать. Как? Почему? Вот он бежит по льду реки и проваливается. Дальше долесекундная темнота в кадре, и он уже на 15 лет старше. Как выбрался? Зачем проваливался? С какой целью это показали? Далее череда мелких конфликтов мелкого степняка с такими же локальными  ханами. Где хотя бы тень будущего величия? Она не видна. Или не показана? Далее, молодой Чингизхан сидит пленным в Китае, и любимая жена вызволяет его. Бах, свобода, и он уже замыслил законы для всех монголов, хотя до этого законотворческого порыва, единственное, о чем он думал, это о любимой и неповторимой жене, отношения с которой достойные описания каким-нибудь русским поэтом золотого века, но сильно  сомнительно, чтобы вся эта романтика была нужна дикому степняку 12-го века.  Естественно, вокруг бродяги, вдруг придумавшего законы у заброшенной скалы с козлиным черепом, монголы собираются тысячами и идут с ним на центральную битву фильма, по итогам которой Темучжин, опять  вдруг, становится вождем всех монголов. Далее новоявленный Великий Хан мечтательно смотрит вдаль, первый и единственный раз говорит о великом деле, которое задумал, фильм заканчивается, и наконец, зритель понимает, что режиссер так и не рассказал ровным счетом ничего о том, почему монгольский мальчишка Темуджин стал Чингизханом.

Можно на минуту подумать, что величие Чингизхана  предопределено некими  высшими силами (пару раз в фильме Тимучжин действительно молится, ну и сбил же кто-то колодки и вытащил его из реки). Но режиссер и в этом не идет дальше пары сцен.
Впрочем, все вышесказанное никак не умаляет красоты Великой степи показанной в фильме, единственного героя которого режиссеру удалось раскрыть.   

Ирак 2 (часть 2)

Дорога в Миссан.
Итак, утром выдвинулись. Кавалькада джипов, вооруженная охрана и машина шейха из Миссана (про шейха позже).
Перед нами лежал путь в 600 км на юг по территории Ирака. Как уже отмечал, дороги здесь были и остаются отличными. По основным направлениям Ирак пересекают мощные хайвеи в несколько полос со всеми знаками, разметкой, отбойниками, заправками и прочим дорожным хозяйством. Дороги построены при Саддаме, но до сих пор, не смотря ни на что в отличном состоянии. Почему они такие и кто это поддерживает? У меня ответа нет. Тем более, что по обочинам обычная арабская свалка, ну и разруха, естественно. За время пути ничего необычного не произошло. Машин на шоссе практически нет. Населения вдоль дорог нет, жизни нет, пейзаж однообразный.

Какой-то город


Дорога


Свалка


При подъезде к редким каналам и речкам наблюдается жидкая зелень и жидкая сельскохозяйственная деятельность. Ирак не стремится стать аграрной супердержавой и все овощи и фрукты импортирует. Зачем парится, пока есть нефть? Мы все купим, говорят. В промышленных масштабах выращивают  только финики. Финиками серьезно занимаются и гордятся ими как национальным продуктом.

Жидкая деревенская жизнь


Финики.
Финики - единственный продукт, который я ненавижу с детства. Как же трудно в Ираке не подавать вида, когда тебя кормят финиками, дарят финики, собирают в обратную дорогу, упаковывая коробки с финиками: недоспелыми (это шик), обычными, вяленными, с финиками фаршированными разными орешками и еще бог весть чем. Иногда приходилось возить домой целые баулы с этой дрянью. Но самое главное, каждый иракский человек считает  своим долгом сообщить, что кушать финики это очень полезно для мужской силы. Поэтому, если вы хотя бы краем глаза обратите внимание на финики, или не дай бог, покажете свою заинтересованность в финиках, каждый иракец с хитрым прищуром обязательно сообщит : «О, финики, от этого у тебя ТАК будет! О-го-го, ну, ты понял !». Если иракец этого не скажет, Аллах убьет его громом на месте в ту же секунду.    
Впрочем, мы отвлеклись.

Приехали в Миссан затемно. На въезде в провинцию были встречены разъездами местной армии и сопровождены в отель.


Дом для гостей. Провинция и местные власти.
Приехали в отель. На ресепшен человек спрашивает: «Вам арабский туалет или европейский?»  «Европейский!» - гордо отвечаем мы.  Человек выдает несколько рулонов туалетной бумаги.
В отеле прожили одну ночь, далее поселились в гостевом доме, по нескольку человек в комнате и такой коммуной прожили пару недель. Днем выезды на встречи. Вечером кормежка и сон. Провинция Миссан одна из самых нефтеносных в Ираке. В день нефти добывается на десятки миллионов долларов. Незадолго до нашего визита провинция выбила у Центра преференцию – 1 доллар с барреля в местную казну. В бюджет большие деньги пошли, через это местные все реконструировать задумали, а тут и мы на подхвате.

То что строится для народонаселения, социальное жилье, ибо серьезный человек живет на Востоке в своем доме


У начальника какого-то. В правом углу интересная картина.


Кстати, добыча ведется собственными силами. Ни одного американца (вообще западного человека) в провинции нет. Местные говорят, что башка режем амерекия и ненавидим аж кушать трудно! Вся добыча ведется иракскими силами. Теория об американском вторжении из-за нефти не подтвердилась. Может быть,  я чего-то не знаю. Вся инфраструктура, аэродром и техника (в провинции накапливались резервы армии США для дальнейшего распределения) брошены иракцам. Над городом реет белый дирижабль наблюдения армии США оставленный аборигенам. Квадрокоптеров в те времена еще не было, но над значимыми объектами висели дирижабли с камерами. К сожалению, снимать запрещено, а из под полы, да из-за зашторенного стекла крайне неудобно и некачественно.
Местная власть симбиоз власти светской и религиозной. Регион шиитский, местный духовный лидер согласовывает решения гражданских властей. Как это работает, в деталях не изучал, но местный главный мулла встречал нас, лично везде сопровождал и вел обсуждения народно-хозяйственных вопросов. Крайне деловой мулла.

Религиозная ветвь власти


Шейх 
С нами все время был шейх. Настоящий, хотя на первый взгляд не скажешь. Простоватый дед в грязноватой арабской рубахе до пят , в платке ( у нас «арафатка», у них «гутра») и сандалиях на босу ногу – обычная униформа. Тем не менее, шейх. Наши как-то выразили сомнение, что, мол, шейх у нас какой-то некондиционный, не роскошный. На что было получено объяснение, что человек крайне уважаемый и за ним тысячи людей его клана. Вот как эта система работает: есть шейх (по какой причине он шейх не важно) под ним главы нескольких околотков, деревень, может частей провинции. Под ними соответственно домохозяева со своими семьями, родственниками и приближенными. Получается  разветвленная сеть, клиентела. Сам шейх не обязательно сказочно богат и усыпан бриллиантами, но он во главе клана, который по решению шейха (и совета из самых уважаемых) может собрать большие деньги, выполнить работу, выставить армию. Например: решили всем кланом заняться бизнесом по продаже песка в пустыне. Если в клане несколько тысяч человек, и если каждый сдаст хотя бы по доллару – уже набегает неплохая сумма, далее открываются торговые точки (административную и другую поддержку оказывают, естественно, чиновники – члены клана), из людей клана формируются продавцы, логисты, охрана. И глядишь, через годик в твоем регионе  только люди шейха торгуют песком в пустыне. По тому же принципу устроены бизнесы наших торговцев шаурмой и фруктами на рынках, кстати.

С шейхом


Племяннику Шейха солдаты дали поиграть с СВД (местность на фото - 2 км от границы с Ираном, когда-то фронт)


Русский доктор приехал.
В нашем составе был доктор. Серега, хирург из Ровно, убежденный бандеровец, но тогда это никого особенно не беспокоило. Вместе травили анекдоты про москалей и хохлов. Так вот, взяли Серегу, поскольку планировалось вести проекты по строительству медицинских объектов. Серега приехал в Миссан и на свою голову оказал медицинскую помощь шейху. Шейху помогло. Дальше в расположение был приведен родственник шейха, Серега и его осмотрел и дал ценные советы.  Далее процесс пошел лавинообразно. По городу пронесся слух – русский доктор приехал! Расположение стали осаждать, больные, калечные и убогие разных видов. Чисто как в фильме про исцеление святого Йоргена. Серега сначала пытался помогать, но потом, когда стали привозить инвалидов с детства в колясках отказался. Сказал, что он хирург, а не чудотворец, тем более, что большинству больных помочь просто физически не было возможности. Характерная история, после свержения Саддама уровень медицины, особенно в провинции, опустился на уровень близкий к средневековому, так что простой цивилизованный доктор вызвал эффект прибытия пророка в лагерь бедуинов.
Кстати,  власти провинции намеревались серьезно заняться возрождением медицины. Регион, во-первых, был прифронтовым в войне с Ираном, во-вторых, при вторжении НАТО здесь велись масштабные боевые действия, бомбардировки с применением спецсредств. После всего этого, уровень онкологии вырос втрое, и на момент нашего визита был самый высокий по стране.

Охрана на чеку
Как водится, нас охранял приданный взвод местных военных. Часть была рассредоточена по периметру, насколько человек постоянно жили в доме. Приходим раз вечером, охранник спит, уткнувшись носом в спинку дивана. Автомат на полу валяется. Ну, мы взяли оружие и пофотографировались. Охранник не проснулся.

Судя по тому, как этот мужик держит автомат, в армии он все же служил


А этот нет. Наверное откосил под предлогом плоскостопия.


Еще немного о Миссане.
Как я уже упоминал, провинция южная, шиитская, а значит во многих аспектах крайне дикая. Внешность большинства мужчин вокруг как с плаката, на котором террористов изображают.  Женщины-вороны, замотанные в черное с ног до головы.  В плане привычек и традиций - архаика. Жена шиита, например, обязана оказывать интимные услуги его отцу, и старшему брату (если те захотят, конечно). Такая вот, этнография. Любимейшее блюдо местных - вареная баранья голова.  Я в детстве, когда смотрел фильм про Индиану Джонса, на сцене с поеданием мозга обезьянки всегда думал, что мне, слава богу, такое не грозит.  Ошибся.

Женский комитет какой-то


Недостроенная плотина.


Какой Восток без верблюдов.


Тем временем дела наши в Миссане были завершены, и экспедиция прикатила обратно в Багдад для подписания итоговых документов.

В Российском посольстве.
Генерал сказал: «Поедем в посольство, пригласим посла России для обеспечения окончательной крутизны нашему мероприятию».  Приехали. К посольству пробились  через три ряда баррикад. Само здание в обычном двухэтажно доме, который ничем не отличается от обычных домов вокруг. В посольстве дежурит наш ОМОН, парни приезжают  в командировку по месяцу. В вестибюле доска памяти убитых джихаддистами сотрудников.

Уверенный в успехе Генерал, описал Послу нашу цель, и пригласил на подписание.
Посол ушел от ответа под предлогом неожиданности нашего приглашения и неготовности с процессуальной   точки зрения.
Генерал сказал, что все уже согласованно, необходимо поддержать весом посольства бизнес – миссию (на самом деле показать Посла перед телекамерами для пущей важности).
Посол сказал, что у него уже распланированы все дела.
Генерал уговаривал, Посол - уходил от ответа. Не согласился в итоге. Старая дипломатическая лиса.

В машине Генерал зло сказал: «Ну и хрен с ним. Украинского посла пригласим».
Пригласили украинского посла в итоге. Молодой парень, исполняющий обязанности, с радостью согласился продемонстрировать активность и показать, как он поддерживает бизнес страны за рубежом.
Понимающим арабский язык видео с мероприятия даст более широкое понимание сути нашей поездки: https://www.youtube.com/watch?v=MSr8h3YvFKg

Тем временем, после двухмесячного пребывания под постоянной охраной, я,  как и все остальные натурально ненавидел Ирак, нашу деятельность и всех вовлеченных в нее лиц. Требовался перерыв. Я заказал билеты и поставил Генерала перед фактом. «А мы еще в Курдистан на пару недель планируем, думали ты с нами» - сказал Генерал и посмотрел на меня как на власовца. Мне стало стыдно, но я выдержал сцену и ответил, что никак нельзя в Курдистан. Что меня уже в Иордании ждут. Короче, с боем на следующий день улетел. Опять дорога в аэропорт для ВИП персон по загранпаспорту, который (опять!) выдали за дипломатический, опять Saddam International, далее 1 час полета и вот она, Иордания!

Иордания.
Что чувствует человек прибывший, наконец, из мокрой степной палатки в город? Что чувствует солдат первого года службы, выйдя впервые за много недель из ворот части в увольнение? Простое счастье, ощущение, что весь мир свеж и умыт и принадлежит тебе, а также легкое желание выпить. Все эти чувства владели мной в такси до города. Цивилизация, наконец-то! Все в Иордании выглядело чистым, аккуратным и комфортным после пыльного, разбитого, заваленного мешками блок-постов и разваливающегося Ирака, хотя, лет 20 назад все было ровно наоборот и Ирак считался одним из лидеров Ближнего Востока. Воздержимся от рассуждений на тему чья «дружба» привела к этому.   

Еще из интересного. Посетил известную речку Иордан и  «место крещения Христа». Я люблю посещать известные речки. Вот и эту посетил. Правда, Иордан редко где видно – это такой ручей в овраге. Самое широкое место и оказалось местом крещения. Очень удобно. Сколько раз за две тысячи лет река меняла русло уточнять не стал. На «месте Крещения» установлен помост и места для сидения (как раз сидели толпой какие-то корейцы). Сопровождающий сказал, что я могу омыть ноги в священном месте. Я сказал, что вообще-то не планировал (было лень разуваться). Сопровождающий, доктор Кусай (а это был он) сказал, что глупо прийти суда и не совершить омовения в священном месте. Короче, пришлось лезть в воду.

"Место крещения Христа", на том берегу уже Израиль.


Пробыл в Иордании еще пару дней, сел в самолет и полетел на Родину. Чего и вам желаю. Ну, сесть в самолет и полететь куда-нибудь. А на этом все. Кто слушал – молодец. 
Почему ребенка лекго подписать на протест в целом ясно:
1. Бунт против мира взрослых - свойственно для каждого поколения подростков
2. Быть крутым
3. Движуха с себеподобными.
Другой вопрос почему именно политический протест? Есть несколько соображений.
Раньше, выходом для вышеуказанных свойств подростка были следующие области:
1. Музыка.
Хиппари, панки, металлисты, брэйкеры. Но, к началу 90-х энергия юнности из подростковой музыки ушла окончательно. Рок-н-ролл, как говорится, мертв. И что теперь молодому бунтарю делать? Панк-группу организовать? Так этим еще его дед 40 лет назад занимался. Старо и скучно.
2. Бандитизм.
Я был подростком в то время, когда каждый район был закреплен за определенной молодежной бандой. Сначали били рожи из удали. Потом ушли романтики из подворотен ворами.
Для современных это тоже не вариант, по крайней мере в больших городах. Они слишком тепличны. Сидят в кафешках на деньги родителей, ездят на папиных тачках и не знают жеткого, некомфорта.
3. Быть ботаном назло системе и отмстить всем став Чубайсом. Это для очень не многих, ибо основная масса тупа и ленива, а образование совершеннл не учить думать.

Вот и остается полит протест. А что, ново и прикольно. Современно, флеш-моб! Опрять же, на людях покрасоваться с новым смартиком, что еще нужно?
Вот только всем, кто начинает лепить тему про "племя молодое, незнакомое (антипутинское)" предлагаю обломаться. Просто потому, что чере 4-5 лет половина протестантов уже не впишуться - вырастут просто. А рекрутировать каждый раз школоту под уже старым соусом опять же не получиться по вышеуказанным причинам. Флэш-моб дело одноразовое. 

Крестовый поход детей

Посетил известный митинг. Застал момент сбора митингующих. Колонна растянулясь на пару кварталов. Собралось около тысячи человек, с учетом зевак типа меня. Бросилось в глаза, что участники на 95% подростки. Школьники и студенты. Первая ассоциация - это же Крестовый поход детей!  Одни подростки или лица недавно ими бывшие. Для подростка важно:
1. Быть крутым.
2. Движуха с себеподобными.
3. Бунт против взрослых.
Именно поэтому их так лекго подписать на протест. Именно поэтому людей от 30-ти практически не было. Ну кроме зрителей и сотрудников в штатском.

В целом все проходило вяло. У сцены даже микрофона не было. Сразу видно, для организаторов было важно собрать кворум, обеспечить картинку, а что кричат дети не столь важно. Между тем дети кричали:
- Перемен! (Ну хоть бы Цоя включили);
- Верните народу деньги!
- Навального в президенты!

Понравилсяя мальчик натужно вещавший, что он вынужден работать по ночам, вместо того чтобы днем учиться! (Проклятый режим!).
Среди митингующих сновала пара мамкиных оппозиционеров старшего школьного возраста с плакатиками про Димона. Парочки с воодушевленными лицами постояв минут по 10 расходильсь с чувством выполненного долга. Над площадкой горел бюст Ильича. Город в воскрестной полудреме не спешил по делам.

Ирак 2

  После оккупации и начала гражданской войны тема Ирака  казалась закрытой. Не думал там еще раз побывать. Однако судьба распорядилась иначе. В 2010 году вновь был заброшен в страну в составе делегации российских и украинских компаний и провел там два с половиной месяца.  Впрочем, обо все по порядку.

  Странная экспедиция.
  Ушел я из машиностроительного холдинга и поступил на работу в холдинг строительный. Шеф говорит: «В Ирак надо ехать, ты же был, нас один москвич приглашает».  Я говорю: «Ну, в принципе, я за, поеду, почему не поехать.» И поехал.
  Поскольку многие участники данной экспедиции еще живы, коммерческие детали оной оглашать не буду. Все совпадения  – случайны. Скажу лишь, что поддержка всего этого предприятия была на уровне очень влиятельных лиц нового Ирака.   Планировалось взять миллиардные подряды в области…., впрочем, неважно в какой области и не важно, чем это закончилось. Лично мне экспедиция дала опыт еще одного приключения в необычной для визитов стране и обстановке.  Организаторы поездки – украинская фирма во главе с российским генералом ГРУ в отставке. Да, именно так, как бы странно это не выглядело. Генерал (так мы и будем его далее называть) имел серьезные связи в Ирке, серьезные, судя по всему деньги и даже верного оруженосца, который везде таскал его портфель с бумагами.
  Рядовой состав включал в себя представителей нескольких московских строительных фирм, нескольких украинских фирм, доктора и нескольких иракцев в качестве сопровождающих и переводчиков. Экспедиция, маршем прошла по ряду багдадских министерств, провела ряд званых ужинов, побывала на самом юге Ирака в провинцию Миссан, вернулась в Багдад, подписала Великую Хартию Вольностей один важный программный документ и рванула, изрядно поредев в Курдистан. Правда уже без меня, так как к тому времени Ирак и все что с ним связано, вызывало сильнейшую тошноту. После нескольких пикетирований Генерала с требованием об отправке домой, был выслан домой через Иорданию, но это уже другая история. Впрочем, предисловие нужно завершать, ведь целью данных записок является описание поездки в страну, в которой вообще мало кто бывал, а в современных условиях и подавно. Так что, ближе к телу, господа, гусары.

  Прилет.
  Прибыли в Saddam International рано утром рейсом из Стамбула. Летели отдельно, но в аэропорту сбились в кучу, ожидая встречи (Генерал был уже в Ираке). Ждали часов 5. Вообще, путешествующим  по Ираку нужно помнить – в этой стране никто и никогда не появляется вовремя, всегда нужно ждать. Эти привычку приобретают здесь и многие не местные.
  Процедура прибытия ничем не отличалась от подобной процедуры в любом другом аэропорту мира. В ходе ожидания совершенно забыли об опасностях Ирака, ходили курить на улицу, валялись на лавках, проходили мимо металлоискателей, охрана к нам привыкла. Потом приехал Генерал и забрал наше пополнение.
  Аэропорт построен еще при Саддаме. В свое время был самым современным и большим на Ближнем Востоке, сейчас пустынен и староват.  Правда, остатки былой роскоши еще не ободрали, например кресла в залах ожидания из натуральной кожи. Во избежание атаки с земли, аэропорт имеет зону отчуждения несколько километров в диаметре, людей сначала везут на спецтранспорте за зону, а далее все разъезжаются,  кто на такси, кто на автобусе. Естественно, есть въезд для элиты. Обозначен знаком VVIP. Very Very Important Personы, наверное.  Нас встретила кавалькада джипов и отвезла в отель.

Ехали с таким сопровождением. По другому по Ираку стараются не перемещаться.


  Безопасность и гражданская война
  В стране идет война. Террористическая. То есть - фронта нет,  кто с кем воюет и за что, для приезжего малопонятно. Но город поделен на районы, каждый из которых – охраняемый периметр с блокпостами, пулеметными вышками и патрулями. Одному рекомендуется по улице не ходить (лучше вообще никуда не ходить без охраны), в машине задергивать шторки. Над городом барражируют вертолеты. На перекрестках стоят изрядно обшарпанные и грязные хаммеры.
  По вечерам (буквально каждый вечер) на окраинах идут реальные бои. Опытные члены нашей команды четко отличали, когда работает ПКТ, когда из БМП бьют, а когда просто из автоматов Калашникова. Так и засыпали под звуки стрельбы каждую ночь. Кроме этого, конечно, еще и взрывают. Сидишь в министерстве или в ресторане, вдруг грохот  и звон посуды – взрыв. Все иракцы вокруг посмеиваются  – близко  пошла! Странно, но вся эта война совершенно не вызывала страха. Может потому, что в реальные переделки не попадали. Надо ли говорить, что везде разруха.

Вот такие Хаммеры на всех постах.


Машины остановились. Охрана выходит и бдит. Нам выходить нельзя.

 
Разруха. Это, между прочим вид с крыльца нашего отеля. Так везде.

 
А дороги традиционно хорошие


И финиковые рощи повсюду шумят


Шумят

  Местные говорят: «После того как Саддама свергли – несколько месяцев было хорошо. Свободно, многие развернули бизнесы, начали налаживать жизнь после изоляции, зарабатывать. Но очень скоро страна покатилась в хаос и террор. Не без помощи извне, вряд ли некоторым соседям нужен благополучный конкурент -  Ирак».
  
  На балконе.
  Наша делегация практически одна жила в целом отеле. Сидим в холле, вдруг вбегает отряд военных, хватает Сашку (араба-переводчика) и Генерала и ведут обоих в комнату для беседы с очень грозным и возмущенным видом. Через полчаса беседы появляется Генерал, с подергивающейся щекой и восклицает: «Михалыч!» Приводят Михалыча (метростроевца из Москвы), а Генерал его так ласково начинает допрашивать:
- Это ты сейчас, блядь  твою, по балкону гулял в красных трусах?
- Это ты сейчас твою мать-перемать, вертолеты фотографировал!?
- Михалыч, за ногу тебя, ты в армии служил? Ты вообще понимаешь, что такое боевое дежурство в условиях реальной войны!? 
  Ну и так далее. Михалыч стоит по стойке смирно испуганный, отвечает, что в армии, мол, служил, что старший мичман, БДК 12, Черноморский флот, но давно это было, и о чем, мол, концерт? Выяснилось, иракская техника оснащена прицелами на оптику, любой объектив может быть воспринят как угроза атаки. Конечно, вертолетчики в принципе видели, что фотографирует их туристического вида пузатый болван в красных трусах, но по уставу могли и шмальнуть. Так кстати, незадолго до нашего приезда один журналист так погиб – попробовал  колонну танков поснимать.

Вид с балкона Михалыча


  Такие же устройства и на блок-постах, так что фотографировать не выйдет, или нарвешься на разборки с военными. Еще у военных определители огнестрельного оружия. Такой прибор вида рации с антенной. Как работает не знаю, но работает, наши иракцы все с оружием и нас периодически тормозили, просили показать разрешения.

  Переговоры
  Приехали мы в одно министерство, подряды брать и себя рекламировать. Именно так, и не  наоборот. На Востоке так бизнес делается: сначала (и это главное) нужно на правильных людей выйти, если с ними общий язык нашел – дальше, уже о конкретике договаривайся с техническими специалистами. Ну, так вот. Сидим, слушаем, что им нужно. Речь идет о строительстве асфальто -бетонного завода и его оснащении. Один министерский перечисляет, а мы киваем, мол, все будет в лучшем виде, так вот:
- нужен, говорит,  завод асфальто-бетонный, с такой-то линией, американской (мы киваем);
- и чтобы системы оповещения и контроля были, американские (мы киваем);
- и чтобы техника была, погрузчики, бульдозеры, самосвалы ну и т.д., то же американские (мы киваем);
  Я сижу и думаю: «Чучело, а ничего, что ты с русско-украинской делегацией тут переговоры ведешь?». Та же мысль читается на лицах товарищей.  А он продолжает: « И хорошо, еще, чтобы чернорабочие были на запуске и на первое время» - я говорю – «Американские?»
  Заржали все.

Типичный прием у какого-то начальника

 
  Американское вообще и при Саддаме все любили. Америку нет, а ее продукт да, ибо качественный. А что, правильный подход.

  Гражданская жизнь.
  Тем временем, несмотря на стрельбу, взрывы и терроризм,  мирная жизнь идет параллельно войне в обычном стиле. Днем пыль и жара, люди передвигаются только по делам внутри относительно безопасных районов. По вечерам, улицы, так же как и раньше, зажигают огни лавочек, магазинов, ресторанов и  кафе. Все заполняются плотной толпой. Правда, непривычно много замотанных с ног до головы в черное правоверных мусульманок. Не так как раньше, при Саддаме и мини-юбку (почти) можно было увидеть.

Заброшенный дворец Саддама. Один из многих.


  Фелуджи.
  Собрались мы в Фелуджи (провинция граничит с Багдадским округом) осматривать площадку, где при Саддаме начинали строить электростанцию, потом забросили. Предполагалось, что мы дадим предложение по возобновлению проекта. Утром перед выездом захожу к Сашке, переводчику - арабу, а он стоит на коленях и молится, чего за ним раньше не замечалось. Я говорю, мол, что такое, а он, мол, молюсь, чтобы сегодня вечером домой вернуться из этой блядской Фелуджи! Это, говорит, вообще-то самое опасное место в Ираке! Стал расспрашивать, оказывается, за Фелуджи битва была,  почище, чем за Басру, и что там, все как один боевики  и террористы, и что там американцев немеряно положили при вторжении. Что ЧВК американцы туда бросили, и что эти трупы ЧВКовцев потом почти все странные были, то ли мексиканцы, то ли не пойми кто, без документов. Короче, отличное место. Ну что же, поехали.
  Рядом со мной в машине Бигхед сидит. Ну, Big Head в смысле. Большая голова, то есть. Так одного из наших иракцы прозвали. Неприятный товарищ, на меня наехать пытался, мол, я тебя сюда пригласил, подо мной ходишь ну и т.д. Был послан, конечно, но взаимная неприязнь осталась. Так вот остановились мы на заправке, смотрю, Бигхед ноги размять выходит, и вальяжно так, с видом московского дачника. А я ему и говорю: «Тут утром Сашка молился, чтобы нам живыми вернуться, так что вы далеко не уходите». Бигхеда будто мальстремом обратно в джип всосало. Обнял портфель  и сидел так всю дорогу.

На заправке. Охрана стережет периметр.

  В Фелуджи провозились весь день. Долго общались в офисе станции, потом пошли осматривать площадку, впечатлили автоматчики, расставленные по периметру в несколько километров для безопасности. Наверное, целую роту развернули.

 Зеленая зона.
  Уровень раздолбайства  арабского человека запределен.  Поехали в Зеленую зону с заместителем министра финансов Сторчаком разговаривать. Зеленая зона – это такая крепость в крепости, специально охраняемая территория, где президент и правительство сидят. И оккупационная администрация. Единственный раз только там американцев видели, морпехов на посту. Въезд в Зону строго по спецпропускам. У нас пропусков не было, согласовывать их очень долго, но встреча назначена и мы едем. В машине Генерал, два его верных оруженосца Валера и Володя, Валид – наш главный иракец, я и еще двое. На КПП солдат требует спецпропуск. Валид очень уверенно предъявляет ему российские автомобильные права (у Валида российское гражданство и квартира в Москве). Солдат не пропускает и что-то лепечет про спецпропуск. “Diplomatic ID!” – восклицает Валид, грозно вращая глазами. Солдат колеблется, такого документа он еще не видел. Валид к словам “Diplomatic ID” прибавляет еще много арабских. Солдат в замешательстве. Валид  берет мой красный загранпаспорт (у моих коллег синие, украинские паспорта) и сует его под нос солдату. «Diplomatic passport!» и опять много по-арабски и страшный взгляд. В итоге солдат сдается, и мы проезжаем в тщательно охраняемую Зеленую Зону без пропуска, по российским правам и моему загранпаспорту. Могли  и бомбу провезти.     
  Кстати, о правительстве. Местные сообщают, что министр в среднем сидит на посту около года, все это время он активно обогащается (ворует). Далее стандартная процедура – отъезд на Запад с кровно-заработанными. Преимущественно, в Лондон. Говорят, там уже улица бывших иракских министров есть. В дорогом и престижном районе, естественно.

Так по бедности строят блок пост. Пара-тройка коллекторных бетонных колец. Дырка для пулемета. вот тебе и блок-пост.


Об обыденности.
  Так в приключениях и заботах прошло несколько дней, потом неделя, потом  другая. Коллеги, уехавшие, кто на пять, кто на десять дней, начали подозревать, что реально здесь застряли. Я, имея опыт пребывания в Ираке, всего лишь вспомнил старое доброе правило: едешь в Ирак на неделю – будь готов, что пробудешь месяц.
  Тем временем, наш быт устоялся: с утра и до вечера работа – поездки, переговоры. Вечером – обед, переходящий в ужин, и длящийся не один час. Обедать на Востоке умеют. Обычный иракец весь день бегает по делам (ну или дремлет дома), перебиваясь крепким кофе и еще более крепким чаем, с сахаром. Сахара насыпают  натурально пол стакана. Едят только вечером, но уже основательно, а если с гостями, то катастрофически обильно и долго. Так как мы были гости, нас каждый вечер кормили соответствующе, то есть на убой. Садишься за стол после рабочего дня, а на столе: свежие лепешки только из печи, приправы, хумус, соленья, овощи, нарезка мясная, салаты, супы. Конечно, нахватаешься всего этого, а потом появляется очень радушный араб и ласково спрашивает: «Ну а теперь, что кушать будете?» И далее по списку: шашлык из нескольких видов мяса, кебаб из нескольких видов мяса, карп, запеченный в тандыре, курятина вареная и на шампурах, кузи с бобами и бараньей лопаткой,  и шурпа, и плов, и все это опять с вкуснейшими лепешками и приправами . А потом чай, а потом сладости. А потом опять чай. Чай по-арабски – «чай» удобно, но после всего этого, чая уже не хочется. И так практически каждый день.  К концу экспедиции, призыв «на обед» воспринимался без энтузиазма. Некоторые пытались притворяться больными, симулируя опасные заболевания, но их безжалостно принуждали к обеду.  Невежливо отказываться покушать с принимающей стороной.
  Умнее всех поступил мужик из проектного института по электростанциям (имя его осталось неизвестным). Приехал на два дня с обратным билетом, переговорил с министерскими, выпил вечером в номере бутылку виски и улетел на следующее утро. Ловкачу завидовали.

Известная река Тигр


  Вечером за столом Генерал говорит: «Завтра в Миссан едем, там серьезные проекты предвидятся, будьте готовы».
- Что за Миссан?» - спрашиваем.
- Да на юге, провинция, у иранской границы, от Басры 150 км. -  говорит Сашка – ехать весь день.
- ОК, говорим, куда мы денемся с подводной лодки, ехать так ехать.  
(продолжение будет)

Про Ирак

Жанр написания путевых заметок в сети приобрел катастрофические масштабы.
Поддавшись данной графомании, я также решил освятить некоторые аспекты своего пребывания в Республике Ирак в 2001 – 2003 годах.
Заметки эти уведут читателя в то время, когда на иракскую землю еще не была завезена  демократия, и народ страдал под гнетом восточной деспотии не без элементов тоталитаризма и культа личности Саддама Хусейна.
Наш холдинг осуществлял поставки дорожной техники в рамках программы ООН «Нефть в обмен на продовольствие», а я осуществлял там представительские функции совместно с иракскими товарищами.
В заметках присутствует некий сумбур и недостаток фото (терпеть не могу фотографировать).
Впрочем, перейдем к делу.

Дорога.
Благодаря санкциям цивилизованного мира, авиа-перевозки в Ирак были отменены, собственный воздушный флот страны догнивал на земле и добраться до Багдада возможно было прилетев в Иорданию и там, оседлав такси, ехать 950 км до места. Дорога по территории Иордании односторонняя, забита фурами, идущими в Ирак., поэтому езда по иорданской территории всегда изрядно выматывала, особенно неопытных новичков, забывших взять в дьюти-фри средство для сокращения времени.
На территории Ирака дорога превращалась в четырех – полосный, в обе стороны хайвей до того свободный, что таксисты часто ехали рядом, перекрикиваясь между собой о чем то личном, на скорости 130 км/ч. Ну и конечно, все тяготы пути, компенсировались путешественнику при заселении в элитный отель Аль-Рашид, где каждый мог попрать ногами изображение Д.Буша старшего на входе. Портрет президента США был умело изображен в мозаичной форме на полу у дверей.

Случай на границе.
1) В последний довоенный год, самолеты в Багдад все же пустили. В аэропорту прибытия наши граждане неизбежно сталкиваются с проблемой заполнения миграционной карты не русскими буквами. К моему всегдашнему удивлению, многие летящие за рубеж по своей воле, справиться самостоятельно с этим не могут. Как-то мужик лет 50-ти просил заполнить карту. На мой вопрос о национальности гордо провозгласил: «Ичкериец!». После 4-х часового перелета и неких возлияний, писать нетвердой рукой «Ichkeriecz» не представилось возможным. Записал его русским, чего уж там.
2) Сбил мой таксист барана на приличной скорости. Кусок мяса и клок шерсти убитой твари намертво завернулся вокруг буксировочного крюка под бампером. В таком людоедском виде прибыли мы на пункт таможенного осмотра. Водитель-убийца долго объяснялся с таможенником, судя по жестикуляции, доказывал, что с крюка свисает не человечина. Кажется, доказал. Кстати, в то утро праздновался день рождения Саддама, так что пограничников на границе ждали долго. «Все на митинге!» - провозгласил дряхлый дед, сметавший сухие пальмовые листья с тротуара.


Собственно, Багдад.
К сожалению, город не имеет ничего общего со сказочными представлениями о нем. На огромной территории элементы городского пейзажа (многоэтажные дома, отели, магазины, культурные заведения) разбросаны небольшими островками, окруженными бесконечным частным сектором. Багдад – единственное место (из посещенных мною) где просто негде гулять, ибо через несколько минут неизбежно попадаешь на унылую улицу с бетонными заборами по обеим сторонам. Застройка : 70% частный сектор, 20% улочки из двух, трех этажных домов, 10% дворцы Саддама за высокими заборами, памятники и стелы с изображением Саддама, отели и мосты через Тигр.
Следов английских колонизаторов почти не осталось. Несколько вилл  в довольно захудалом состоянии да старое кладбище английских солдат.

На фото вид из окна Аль-Рашида, самого престижного отеля с рожей Буша на полу
(без названия)

Тоталитаризм.
Тоталитаризм в стране был. Памятники и стелы с изображением Саддама в разных видах и костюмах через квартал, по телевиденью бесконечные песни о Саддаме (всегда различишь знакомое имя в арабской речи), Все с кем приходилось общаться о «нем» говорили с опаской и без одобрения. Все ждали перемен. Как водиться, желания материализуются.
Гос. Служащий среднего положения получал в месяц 9 долл. США плюс бесплатный набор продуктов (рис, масло, молоко, соль, сахар) по талонам исходя из количества человек в семье, плюс взятки на сумму, зависящую от собственной позиции и таланта. Взяточничество, или «бакшиш» (что собственно считается подарком, а не взяткой) то, без чего не обходилось ни одно простейшее дело. Пройдешь мимо вахтера – дай и ему копеечку. Так на востоке осуществляется перераспределение доходов в обществе. Кстати, о деньгах. Самая крупная купюра – 250 динар. На нее можно было купить, скажем, бутылку пепси на улице. Сто баксов, обменянные на динары выглядели пугающей кучей денег. Поэтому кошельков никто не носил, деньги (небольшие) носили в карманах, а суммы покрупнее (ну от 100 долларов) – в черных полиэтиленовых пакетах. Идет человек по улице с таким черным пакетом, новичок иностранец может подумать, что там книги ну или пара кирпичей. Ан нет, деньги там.

Алкоголь.
Каждый район города оборудован несколькими вино - водочными точками. Проще говоря, алкоголь можно купить почти на каждом шагу кроме пятниц и священного месяца Рамадан, когда такие магазины закрыты. Но и в это тяжелое время страждущий не окажется наедине со своими проблемами. Владельцы точек охотно продадут спиртное из-под полы, естественно нелегально и дорого. Вообще, как ни странно, местные напитки были очень хороши, особенно иракский джин и пиво «Фарида». Именно их мы русские предпочитали. Правда, некоторые умудрялись путать название и вместо пива «Фарида» требовали пиво «Фатима». Такое невежество продавцам претило, и несчастный в итоге получал необходимый напиток сопровождаемый косыми взглядами. Впрочем, русских уважали. При слове «русия» радостно оживлялись, правда, цену при этом не снижали.

9/11.
Сидим в багдадском офисе нашего агента. Вдруг он вбегает со словами: «Идите скорей к телевизору, Америку бомбардировали!». Далее вся фирма (человек 15 мужиков) смотрят то, что видел весь мир в реальном времени. Нужно отметить, что только один радостно хлопал себя по ляжкам, остальные наблюдали с мрачной озабоченностью. Справедливо прикидывая, что же после такого с ними будет. Ночью спать было очень неуютно. Несколько раз вставал, всматриваясь в темное небо. Прикидывал свои действия при авиа налете или ракетном ударе.

Вавилон.
Вавилон по-арабски «Бабиль». Будучи нормальным человеком, не съездить туда не мог. Даже учитывая всю заброшенность музейного комплекса, экскурсия туда - приключение силы необыкновенной. Остатки города – это собственно старые стены и новодел - реконструкция. Реконструкция надстроена прямо на древней стене, так что низ – оригинал, верх - новодел. Пройтись по древнему асфальту, посмотреть на реальных сирруфов и клинопись на стенах, в натуре увидеть то, о чем в детстве читал в книгах и видел на картинках в учебнике истории - очень круто. Стены, кстати, испещрены надписями типа «Ося и Киса здесь были» но, в основном, не русскими. Надписи «х*й» не обнаружил.

(без названия)

Сделал фото со знаменитым древним львом, изображение которого помню с детства по учебнику истории за 5-й класс. В кадр попал один из дворцов Саддама (что вообще-то запрещено).
(без названия)

А вот ворота Иштар – новодел. Был разочарован кирпичом, окрашенным синей масляной краской. Несмотря на это, покинул город вдохновленный. Чего и всем желаю.


Что было дальше всем известно. Страну оккупировали силы НАТО.  С принесенной «свободой» исчез сначала гражданский мир, потом веротерпимость, а затем и само государство. Что сейчас на развалинах древнего Вавилона, и в окрестностях? Развалины.